воскресенье, 5 апреля 2015 г.

Принц Чарльз Виндзорский и Камилла Паркер-Боулз: Всё могут короли!



                      


Принц Чарльз на собственном примере опроверг слова из популярной песни о том, что «жениться по любви не может ни один король». Ещё как может. Правда, иногда для этого требуется, чтобы прошло 35 лет. Но есть женщины, которые просто умеют ждать...

                                              



Дождливым утром 8 июля 1970 года наследник британской короны принц Чарльз с удовольствием возился со своей любимой лошадью после игры в поло на лужайке Большого Виндзорского парка. Из-за шума дождя он не мог расслышать шагов за своей спиной, а скорее почувствовал чей-то пристальный взгляд и обернулся. Перед ним стояла молодая девушка, одетая в широкие крестьянские твидовые брюки, разношенный джемпер цвета кофе с молоком и тяжёлые спортивные ботинки. Она с нескрываемым любопытством разглядывала нескладную долговязую фигуру принца в заляпанных грязью бриджах и со слипшимися от пота и дождя волосами на лбу.

— Мисс, я могу вам чем-нибудь помочь?.. — вежливо поинтересовался принц, вдруг почувствовавший, что почему-то отчаянно робеет перед странной незнакомкой.
— Помочь?! — переспросила девушка и звонко рассмеялась, обнажив красивые белые зубы.
— А известно ли вам, что моя прабабка, Эллис Кеппел, была любовницей вашего прадеда, короля Эдуарда VII?
— Да, я что-то слышал об этой истории. И, кажется, вы на неё даже чем-то похожи?.. — неожиданно для себя нашелся Чарльз, после чего уже оба зашлись от хохота.


                                                 


Сердце принца бешено колотилось в груди, мысли путались, но одна не вызывала ни малейших сомнений: «Эта девушка создана для меня!».


Барышня-крестьянка

Дерзкую девушку, осмелившуюся вот так запросто заговорить с членом королевской семьи, звали Камилла Шенд. На момент судьбоносной встречи в парке ей было 23 года, а Чарльзу — 22, но опытней в делах любовных она была гораздо больше, чем на год! Вообще Камилла с самого детства мало соответствовала классическому образу английской леди. Если не сказать больше — не соответствовала вовсе.

Камилла Шенд родилась хоть и не в самой аристократичной семье, но уж точно в одной из самых обеспеченных в Лондоне. Родители мечтали, чтобы дочь в будущем вращалась в высшем обществе, и не жалели для этого ни времени, ни средств. Бонны, гувернантки, репетиторы, уроки танцев и этикета — всё было напрасно. Маленькая Камилла ненавидела эти занятия и росла настоящим сорванцом. Красивым «девчачьим» нарядам предпочитала комбинезоны и шорты, а чаепитиям и музицированию в кругу семьи — лазанье по деревьям и игры с детьми соседских фермеров, после которых она зачастую возвращалась с ободранными коленками, разбитыми локтями и новыми неприличными словечками в лексиконе...

В надежде на чудо родители отдали Камиллу в пансион «Дамбреллз», славившийся своей железной дисциплиной, а затем — в лондонскую «Куин Гейт Скул», которую оканчивали дочери пэров. Но чуда не произошло: ребёнок-сорванец превратился в девицу-«оторву», которая курила, любила виски, игнорировала косметику, не умела носить юбки, предпочитая им джинсы, и лучше чувствовала себя верхом на лошади, чем в ложе оперы.


"Когда Камилла смотрится в зеркало, оно тускнеет от скуки"

Из воспоминаний Ричарда Блэкуома, известного английского дизайнера.

Несмотря на это, когда Камиллу вывезли на традиционный лондонский Бал дебютанток 25 марта 1965 года, она имела там оглушительный успех у молодых людей, в отличие от своих утонченных и воспитанных сверстниц. Почему? Да потому что не будучи красивой, она была «чертовски мила» и сексапильна: смеющиеся серые глаза, белоснежная улыбка, высокая упругая грудь... А главное — манера держать себя просто, без жеманства, умение шутить «с перцем» и поддержать разговор про скачки, игру в поло или в хоккей. 


Шампанское она пила жадно, бокалами, а не «слегка пригубить», как учили на уроках этикета. А смеялась так громко и заразительно, что порой заглушала музыку. От желающих потанцевать с этим «солдафоном в юбке», как тут же окрестили её завистницы, в тот вечер не было отбоя. А спустя несколько дней она потеряла девственность с одним из бальных кавалеров, и — пошло-поехало. (Многочисленные биографы Камиллы уверяют, что к моменту встречи с Чарльзом она сменила 11 любовников!)



Чарльз тоже настолько потерял голову от Камиллы, что уже спустя год сделал ей предложение. Но она его отвергла, не задумываясь: «Разве нам плохо так? Мой ответ: никогда». Сказала — как отрезала. Более того, когда в феврале 1973 года Чарльз был вынужден отплыть на 6 месяцев в военный морской поход к берегам Вест-Индии, она неожиданно вышла замуж за Эндрю Паркер-Боулза. 

Это была выгодная партия для Камиллы: красавец-мужчина, офицер королевской кавалерии, человек с именем. Так мечта родителей влиться в ряды аристократии постепенно обретала реальные черты. Да, Паркер-Боулз был известным дон-жуаном, не пропускавшим ни одной юбки, но в этом они с Камиллой друг друга стоили. И сразу договорились, что у них будет «открытый брак» — т.е. каждый волен распоряжаться личным временем, как ему захочется, не ревновать и не отчитываться ни в чём.

Это правило новоиспечённый супруг щедро распространил и на роман с Чарльзом. Тот хоть на свадьбе и не присутствовал, но уже через месяц приобрёл поблизости от дома Паркер-Боулзов поместье Хайгроув, в котором любовники регулярно предавались радостям плоти. Когда у Камиллы и Эндрю родился сын Том, Чарльз стал его крёстным отцом, что дало ему повод посещать их дом в любое время и дарить подарки «обожаемому крестнику». А когда Камилла была беременна дочерью Лаурой, Чарльз снова сделал ей предложение руки и сердца, совершенно игнорируя тот факт, что она уже замужем.

— Глупенький мой, это невозможно, — снова мягко, но твердо отвергла его безумные поползновения Камилла. — Но, клянусь, я всегда буду рядом с тобой!

Положение становилось всё более двусмысленным. Королева Елизавета II настаивала, чтобы Чарльз женился на равной себе и обеспечил престол наследником. Ему заочно сватали то принцессу Монако Каролину, то внучку лорда Маунтбеттена (к слову сказать, — дяди Камиллы!) леди Аманду, но всё было тщетно: Чарльз упорствовал и никого не хотел видеть, кроме «своей Камиллы». Спасительное решение предложила сама же Камилла.

— Ты присмотрись повнимательнее, дорогой, к Диане Спенсер, — как-то ночью прошептала она на ухо Чарльзу своим будоражащим хриплым голосом. — По-моему, эта девочка станет прекрасной принцессой Уэльской!



Чарльз «присмотрелся» и понял, что его любовница, как всегда, права. В Букингемском дворце выбор одобрили: во-первых, девушка была девственницей, как того требуют от королевских невест старинные законы, а во-вторых, — имела безупречную репутацию и происходила из того же благородного рода, что прославленный герцог Мальборо и У. Черчилль.

Казалось, всё было кончено. За день до свадьбы Чарльз и Камилла поклялись в вечной любви, но условились больше никогда не встречаться. 29 июля 1981 года на «свадьбу века», как сразу же окрестили торжество газетчики, Камилла не пришла, наблюдая её вместе с остальными 750 миллионами человек по телевизору. Но когда она увидела, что даже на венчание в кафедральном соборе Святого Павла Чарльз не побоялся надеть её подарок — запонки с инициалами СС (Camilla и Charles), она невольно улыбнулась: «Никуда он от меня не денется!».


«Фред» и «Гледис»

И не ошиблась. На пятый день свадебного путешествия на роскошной яхте «Британия» Чарльз позвонил ей и буквально взмолился в трубку: «Я так несчастлив... Я хочу к тебе... Как она? Да она холодна, как мороженая форель!»

По законам мелодраматического жанра, Диана случайно услышала этот страстный монолог, и с этого момента хроника несчастливого брака развивалась стремительно и неумолимо. Начать с того, что медовый месяц был испорчен: именно в это время у Дианы появились первые приступы булимии — она безуспешно «заедала» стресс…

Затем последовали долгие годы «холодной войны»: Диана, как могла, сражалась за место в сердце Чарльза. Она быстро стала иконой стиля, приобрела популярность в политических кругах всего мира, не говоря уже о безумной любви своих подданных, но — всё было напрасно: при первой же возможности Чарльз спешил найти утешение в постели Камиллы.


"В нашем браке нас было трое, так что было чуть-чуть многолюдно"

Из книги принцессы Дианы

В 1982 году Диана родила Чарльзу столь желанного наследника — принца Уильяма, а спустя два года — принца Гарри. Поначалу новоиспечённый отец любил повозиться с сыновьями, но чем старше становились мальчики, тем больше он отдалялся от них. Так, в 1986 году он внезапно уехал с Майорки, где отдыхал с семьей, сославшись на то, что «устал и хочет спокойно порыбачить в Шотландии». Наивная Диана поверила, но уже пару дней спустя таблоиды написали, что «рыбачили» они на пару с Камиллой. 


                                              


Весь ужас сложившейся ситуации состоял в том, что та вела себя, как ни в чём ни бывало, и Диане часто приходилось встречаться с «самой ненавистной женщиной Великобритании», как прозвали её журналисты (с «этим ротвейлером», как называла её за глаза сама леди Ди) лицом к лицу на различных приемах, и поддерживать светскую беседу! В 1989 году, на одном из таких мероприятий, Диана не выдержала и, пригубив для храбрости бокал шампанского, подошла к Камилле.

— Я всё про вас знаю, — шепнула она, улыбаясь изо всех сил «улыбкой слёз». — Я знаю, сколько времени вы говорите с ним по телефону. Я знаю, в какие дни вы встречаетесь в Хайгроуве. Я даже знаю, что для конспирации вы называете друг друга Глэдис и Фред... Вам не кажется, что пора все это прекратить и... знать своё место?

Но Камилла, потягивавшая через соломинку свой любимый коктейль, ничуть не смутилась.

— У вас есть всё, что вы хотели. Все мужчины мира готовы пасть к вашим ногам. У вас есть двое прекрасных сыновей. Чего же вы еще хотите, ваше высочество? Боюсь, что... невозможного.

После этого разговора Диана проплакала всю ночь. Она поняла одну жестокую вещь: война проиграна — грубый ротвейлер сильнее утончённой шотландской колли...
Двое против всех

В 1993 году в Великобритании разразился, пожалуй, самый громкий в ХХ веке скандал в истории королевской семьи. В прессе он получил название «Камиллагейт»: медиа-магнат Руперт Мердок опубликовал в своём журнале стенограмму записи интимных телефонных переговоров Чарльза и Камиллы:

— Чарлз: «Ты нужна мне. Проблема в том, что ты нужна мне несколько раз в неделю. Нет, всю неделю подряд».
— Камилла: «И ты нужен мне всю неделю. Всегда».
— Чарлз: «О боже, мне надо поселиться в твоих трусиках. Тогда станет легче».
— Камилла: «Во что ты хочешь превратиться? В мои трусики?
— Чарлз: «О господи, я готов стать тампаксом. Это было бы ещё лучше».
— Камилла: «Какой ты глупый! Но как мне нравится эта идея!..».

Перед Камиллой мгновенно захлопнулись двери большинства «приличных домов». Лондонские домохозяйки буквально метали на своих кухнях дротики в её фотографию. Она стала больше обычного налегать на спиртное, но не собиралась отказываться от своего любовника. Уже через год Чарльз, выступая по телевидению, признал факт своей измены и сообщил нации о том, что готовится развестись с Дианой. 


Официальный развод состоялся в 1996 году, а годом раньше и Камилла вполне мирно рассталась с Паркер-Боулзом. С этого момента они с Чарльзом практически жили в гражданском браке и радовались жизни, пока Диана, лишившаяся титула принцессы, но не потерявшая обаяние и народную любовь, колесила по миру с благотворительными миссиями, меняя бесконечных бойфрендов...

И неизвестно, чем бы закончилась эта история (ведь по закону разведённому английскому монарху нельзя жениться снова, пока экс-супруга жива), если бы не трагическая гибель леди Ди в августе 1997 года в парижском тоннеле. Злые языки утверждают, что узнав о смерти бывшей жены, Чарльз тут же позвонил Камилле и сказал: «Чувствую, трудная выдастся неделька». Но трудными оказались и последующие два года, когда любовникам пришлось прекратить все отношения под давлением общественности.

Но Чарльз и не думал сдаваться. В 1999 году, когда горе британцев по поводу утраты любимой принцессы немного притупилось, Камилла впервые публично присоединилась к принцу Чарльзу и его сыновьям в круизе по Средиземноморью. В 2000 году Чарльз официально представил её Елизавете II и начал вести настоящую осаду Букингемского дворца за разрешение жениться повторно. (К чести самой Камиллы стоит заметить, что она совершенно не стремилась к этому, но Чарльз был непреклонен: «На сей раз ты станешь моей женой!»). 


Побеседовав с архиепископом Кентерберийским, главой англиканской церкви Роуэном Уильямсом, он получил его одобрение, но с условием: до свадьбы он должен раскаяться в прелюбодеянии и извиниться перед бывшим мужем Камиллы. Елизавета II выдвинула гораздо больше требований: свадебный приём должен быть крайне скромным, никакого церковного венчания, ночь перед церемонией «жених» и «невеста», по традиции, должны провести в разных спальнях и, наконец, своим венценосным присутствием сие событие королева не почтит... 

Сказано — сделано. Но от этого на фотографии со свадьбы, облетевшей мировые агентства новостей 9 апреля 2005 года, 56-летний Чарльз с поседевшими висками и 57-летняя Камилла в платье червонного золота в платье от Robinson Valentine, выглядели ничуть не менее счастливыми. В свой «медовый месяц» они отправились в Шотландию, в замок Балморал, где с упоением предавались тому, что так всегда любили делать: ходить в горы, ездить верхом и удить рыбу. Вдали от любопытных глаз и не взирая на то, что на них надето — дизайнерский костюм или простые крестьянские вязаные гетры...


Хотим мы того или нет, они всё равно уже одно целое. Официальная свадьба так мало значит для этих двух людей, почему же она должна разделить наше общество?

Из интервью Мартина Фарра, историка британской монархии

...С тех пор прошло 8 лет. За это время Камилла заметно похорошела, стала больше уделять внимания своей внешности и научилась носить вычурные шляпки. По мнению ведущих стилистов Великобритании, герцогиня Корнуольская принадлежит к той редкой категории женщин, которые во второй половине своей жизни выглядят лучше, чем в первой. (Такими же были Коко Шанель, Маргарет Тетчер, Нэнси Рейган и другие). К седьмой годовщине их свадьбы с Чарльзом Елизавета II присвоила Камилле титул «Дамы Большого креста» — высшую награду Королевского Викторианского ордена.



А недавно герцогиня отметила свой 65-летний юбилей. И от внимания публики не ускользнуло, с какой нежностью смотрит Чарльз на свою супругу, как гордо ведёт её под руку, как будто говорит: «Да, эта женщина создана для меня, и ничто в целом мире не разлучит нас!». По рассеянной улыбке самой Камиллы в этот момент трудно понять, о чём она думает. Но, возможно, о том, что уже недалёк тот день, когда она станет пусть не королевой, но женой короля?..
Убийство по-английски?

Спустя 16 лет после трагической гибели принцессы Дианы в автокатастрофе в Париже Скотленд-Ярд начал проверку информации о том, что это было всё-таки убийство. Такие сенсационные данные возникли случайно в связи с процессом над бывшим служащим Специальной воздушной службы Великобритании (Special Air Service, SAS) Денни Найтингейлом, обвинённым в незаконном хранении оружия. Его бывшая жена дала показания: якобы муж в пьяном виде хвастался перед ней, что принимал участие «в операции по ликвидации принцессы Дианы». Следователи также выяснили, что ещё два года назад родители девушки отправили письмо руководству SAS, в котором сообщали, что бывший военный рассказывал их дочери о смерти леди Ди...

Букингемский дворец и королевская семья никак не прокомментировали заявление Скотленд-Ярда. В свою очередь, Скотленд-Ярд тоже не торопится с выводами: «Это не повторное расследование дела, — сообщают детективы. — Мы внимательно изучаем новую информацию в связи со смертельным случаем, оцениваем её адекватность и достоверность».


Зловещую пикантность ситуации придает тот факт, что сама леди Ди за 10 месяцев до смерти написала письмо своему дворецкому, в котором выражала опасение по поводу того, что принц Чарльз планирует подстроить её смерть в автокатастрофе, чтобы получить возможность снова жениться. Похожей версии до сих пор придерживается и отец Доди аль-Файеда — последнего любовника принцессы Дианы, погибшего вместе с ней в аварии. По его словам, королевская семья не могла допустить, чтобы Диана вышла замуж за мусульманина и увезла своих детей, будущих наследников престола, за пределы Великобритании...


Текст Наталья Туровская