четверг, 18 января 2018 г.

Ах, эта свадьба... Печальные невесты на картинах русских живописцев





Свадьба - одно из наиважнейших событий в жизни каждого человека. И художники, конечно, не могли обойти вниманием эту обширную тему. На картинах русских живописцев XIX века отражены брачные традиции и тенденции того времени, события, с которыми были связаны свадьбы…

«Неравный брак» и «Прерванное венчание» Василия Пукирева

Самая знаменитая картина на эту тему написана Пукиревым. Славе полотна способствовали и слухи, что художник запечатлел в работе собственную сердечную трагедию. Правда ли это — исследователи спорят до сих пор.



«Неравный брак». Художник Василий Пукирев.

В любом случае, в этом варианте, лицо невесты, как и положено по старым русским традициям, печально, а взор опущен «к долу». На лице написаны грустные думы перед неизвестным будущим брака.

На мой взгляд, невеста расстраивается из-за жениха довольно зря: у него не будет ничего такого, чего бы ей пришлось бояться. А вот она и ее семья будут в достатке, и она сможет еще долгое время до наступления возраста своей зрелости позволить себе читать романы, наслаждаться своей трагичностью и никогда не нужно будет трудить руки до крови, драя полы или стирая одежду, чтобы прокормить мужа-свободного художника и их несчастных обездоленных детей.



«Прерванное венчание». Художник Василий Пукирев.

Полтора десятилетия спустя мастер, так и оставшийся в истории искусства «художником одной картины», вернулся к теме в работе «Прерванное венчание». На вопрос о причине остановки этой свадьбы отвечает второе название картины — «Двоеженец».

«Прерванное обручение» Адриана Волкова

В картинах передвижников и других русских реалистов второй половины XIX века часто можно встретить сцены из купеческой жизни, которую тогда же начинают активно высмеивать на театральной сцене, в особенности - в постановках Осровского.



«Прерванное обручение». Художник Адриан Волков.

На этой картине изображен жених купеческой дочки, помолвка которого срывается из-за появления прежней возлюбленной с младенцем на руках! Вот это скандал…

По эскизу видно, что замысел был смелее: там дочка в белоснежном платье, то есть срывалась не помолвка, а само венчание. В принципе, это довольно реалистичный сюжет, поскольку охотников удачно жениться на богатой невесте было достаточно много.



Эскиз картины «Прерванное обручение» Адриана Волкова.

Особенно аферистам облегчал задачу тот факт, что в Российской империи не существовало единого электронного документооборота, а иногда и бумажного – тоже, поскольку документы часто сгорали или терялись, да и в огромной стране было тяжело проследить за тем, кто с кем и сколько раз женился с одного края империи в другой.

«Сватовство майора» Павла Федотова

Картина «Сватовство майора» является наиболее известным полотном русского художника Павла Андреевича Федотова. Сюжет ее тесно связан с реальными историями того времени.



«Сватовство майора». Художник Павел Федотов.

На Руси издавна было принято давать приданое, как за невестами знатного рода, так и за простолюдинками. Еще в XVII веке знаменитый «Домострой» советовал запасать приданое год за годом с самого рождения девочки, чтобы не пришлось потом все необходимое покупать одномоментно, входя в большие расходы.

Кропотливым сбором приданного для многочисленных царских дочерей занималась супруга императора Павла I, Мария Федоровна. Ежегодно из казны откладывалось по 30 тысяч рублей. В 1840 г. эта традиция упрочилась созданием особого фонда, в который ежемесячно выделялось 50 тысяч рублей.



Павел Андреевич Федотов. Сватовство майора (фрагмент).


Таким образом, полотно рассказывает нам о простой «продаже» девушки, которую воспитывали, наряжали, давали ей образование только для того, чтобы потом выгодно с пользой для себя выдать замуж. Мы понимаем, что при подобном подходе человек превращается в вещь.

Вспомним слова знаменитой бесприданницы Н.А. Островского Ларисы: «Я – вещь, красивая игрушка». Вещь, которую можно при желании продать и получить с ее продажи выгоду.

Современники встретили картину с одобрением, о ней писали ведущие газеты Петербурга, указывая на подобные свадебные сделки как на позорное пятно на нравах своего времени.



Павел Андреевич Федотов. Сватовство майора (фрагмент).


Часто обедневшие дворяне стремились заключить брак с дочерями купцов, который позволял им получить богатое приданое. Таким образом, они обменивали свою знатность на золото, купцы же получали хорошие связи и родовитость для своих внуков.

Естественно, что ни о какой любви речь не шла, ее не было ни с одной, ни с другой стороны.

«К венцу (Прощание)» и «Выбор приданого» Владимира Маковского

Известный художник-жанрист Владимир Маковский сравнения с Пукиревым не боялся: он писал свои свадебные картины 40 лет спустя. Но современный зритель и не заметит особой разницы в стиле их живописи.



«Выбор приданого». Художник Владимир Маковский.

А подсказка прямо перед глазами — фасон свадебного платья. Хотя основной набор атрибутов неизменен — фата, венок из флердоранжа, белая ткань, но модный силуэт заметно поменялся.



«К венцу (Прощание)». Художник Владимир Маковский.

На картине Пукирева, написанной в 1862 году, — у невесты большой громоздкий кринолин; с таким из-под венца не убежишь. А вот у невест 1890-х юбка значительно сужена и выглядит намного более удобной. Любопытно, что невесты XXI века все-таки предпочитают фасон полуторавековой давности, с кринолинами.

«Перед венцом» и «После венчания» Фирса Журавлева

Картина Журавлева «Перед венцом» за которую он получил звание академика, пользовалась такой популярностью, что он написал ее второй вариант.



«Перед венцом». Художник Фирс Журавлёв.

В первом, из Русского музея, полно свидетелей, причем костюмами и атрибутами явно подчеркивается: семья купеческая, то есть можно и посмеяться над ними.



«Благословение невесты». Художник Фирс Журавлёв.

Второй вариант, из Третьяковской галереи, более лаконичен и трагичен: тут дело только между отцом и дочерью. Картину называли и «Благословение невесты», и «Брак по приказу»…



«После венчания». Художник Фирс Журавлёв.

В более позднем полотне, «После венчания», и интерьер изящный, аристократический, и отец-дворянин (у него нет бороды, и на шее не круглая медаль, а крест). А невеста, конечно же, рыдает.

«В ожидании шафера» Иллариона Прянишникова

Однако похвалить русских художников за оригинальность трагической темы нельзя: ровно в те же годы по всей Европе везде пишут полотна про несчастливых невест.



«В ожидании шафера». Художник Илларион Прянишников.

В викторианскую эру, когда стал господствовать капитал и стало весьма модным мужчинам жениться в зрелом возрасте второй раз, откупившись как от первой старой жены (или удачно похоронив ее), так и от церкви, тема неравных браков стала весьма актуальной.

Кроме того, плачущие девушки в белом на картинах просто эффектно смотрятся!



«Пока смерть не разлучит нас». Эдмунд Блэр Лейтон.

Названия картин говорят за себя: «Пока смерть не разлучит нас» (Эдмунд Блэр Лейтон), «Несчастная невеста» (Огюст Толмуш), «Первая слеза» (Норберт Гёнётт), «Отвергнутая невеста» (Эдуард Свобода) и так далее…

Однако, не следует думать, что невесты «в те времена» были безумными в плане планирования семейной жизни и не думали о своем будущем и о будущем своих детей, желая выйти замуж и родить от сплошь арестантов-революционеров, безответственных ловеласов-сердцеедов и просто свободных художников с симпатичным лицом.



«Несчастная невеста». Художник Огюст Толмуш.

Да, достаточно закрытое воспитание, вынужденная, порой, изоляция от внешнего мира в деревнях и провинциях, обилие романтической литературы, безусловно, делали свое черное дело и, не видя того, что может случиться с женщиной при ее легкомысленном выборе, невесты, конечно, страдали.



Однако, пожив совсем немного взрослой замужней жизнью, все становилось «на круги своя» и вчерашние «плакальщицы» сегодня уж с завидным рвением искали «нормального, достойного» мужа для своих дочерей.

«А как же насчет изображений на картинах?», - спросите вы… Ну, искусство на то и искусство, чтобы поражать, восхищать и растрогать. Людям нужно хлеба и зрелищ, а художникам – хлеба и слава, поэтому при удачном нахождении компромисса все остаются довольны.

«Свадьба в тюрьме» Николая Матвеева

Одним из аспектов отличия русской живописи от европейской было небывало прогрессивное отношение (существование прогрессивности как факта – уже небывало для славянской культуры;) к многочисленным полит-арестантам. Ведь они боролись с царским режимом путем террора, овеянные ореолом героизма, и ими восхищались и сочувствовали все подвижники и интеллигенты страны.



«Свадьба в тюрьме». Художник Николай Матвеев.

Отсюда и такие доброжелательно идеализированные тюремные сюжеты, как «Не ждали» и «Отказ от исповеди» Репина, «Всюду жизнь» Ярошенко, «По этапу» Владимира Маковского и т. д. Поэтому неудивительно появление картины про венчание заключенного.

Невеста не в белом, лицо ее одухотворенно осознанием собственной романтичной жертвенности и бескорыстия, ведь теперь ей намного легче будет получать разрешение на свидание, ведь они уже семья и можно будет зачать еще поколение арестантов – героев – террористов, продолжить, так сказать, славный достойный род.

«Венчание Николая II и Александры Федоровны» Лаурица Туксена и Ильи Репина

Невеста на этих картинах — гессенская принцесса Алиса, в православии — Александра Федоровна, и, конечно, она совсем не печальна. Наоборот, - она торжествует.



«Венчание Николая II и Александры Федоровны». Художники Лауриц Туксен и Илья Репин.

Конечно, всего через пять лет ожидания, она выходит замуж не за какого-нибудь профессионального игрока в Варкрафт или бродячего музыканта, а за самого российского императора самой большой в мире по территории империи.

Несмотря на тайную любовь императора к балерине, несмотря на несговорчивость родственников с обеих сторон, которые все не могли придти к согласию и миру.

Этому браку было положено скрепить союз двух держав и подарить империи здоровых наследников. Но мы-то знаем, что эта свадьба — самая печальная из всех, поскольку не придумана живописцем, а произошла на самом деле.

Семейное счастье закончится крахом ожидания любви, крахом целой страны и, в конце концов, безвременной смертью.


Мария Бортновская