пятница, 22 сентября 2017 г.

Теплые иллюстрации, которые поймет тот, кто живет один





























Жить в одиночестве может быть интересно и увлекательно, главное — уметь видеть плюсы и наслаждаться ими.

Вы будете очарованы работами иллюстратора Yaoyao Ma Van As, которая показывает всю прелесть жизни одной.



Можно тратить время на то, чтобы побаловать себя



 
Быть немного рассеянной




Иногда забывать о приличиях




И о том, что дома всегда должен быть порядок





А потом с упоением прибираться в три часа ночи




Откладывать домашние дела ради того, что важнее






Оставлять свои следы повсюду






Ведь это только твой дом






Здесь никогда не бывает грустно






А если и бывает, то это легко поправимо



Можно оставаться наедине со своими мыслями






Увлеченно работать, когда захочется





И тратить часы на то, что другим показалось бы мелочами





Можно бесконечно любоваться собой




Беззастенчиво проявлять эмоции






И давать выход своему настроению




И пусть каждый решает сам, одиночество это или свобода





Источник: © AdMe.ru

вторник, 19 сентября 2017 г.

Легенды храма Спаса-на-Крови





Собор Спаса-на-Крови – это одна из самых главных достопримечательностей Санкт-Петербурга. Его построили при довольно драматических обстоятельствах, а его история стала не менее трагичной. Со знаменитым сооружением связано немало мистики. К примеру, таинственным образом он смог избежать разрушения. Более того, говорят, в нем находится икона, способная открыть будущее…





Спас-на-Крови. Фото 1910 г.

Для многих удивительно расположение храма – он буквально висит над каналом, разорвав набережную. Как такое могло получиться в городе, который застраивался, используя самые строгие архитектурные каноны.

Утром 1 марта 1881 году российский император Александр II, как обычно посетил развод войск в Михайловском манеже, а после него поехал домой в Зимний дворец. Его путь проходил рядом с Екатерининским каналом (сейчас это канал Грибоедова). Внезапно к его карете подбежал какой-то человек и бросил в нее сверток.



Прогремел взрыв, но никого не задело. Невредимый царь смог выбраться из кареты и подойти к раненому юноше, который, уже связанный, лежал на снегу. Им оказался народоволец Рысаков. Но в этот момент к императору подбежал Гриневицкий, второй убийца, который бросил бомбу.

Террористы на всякий случай подстраховались. Вновь раздался взрыв, который оказался мощнее предыдущего. Александра вместе с убийцей отбросило к решеткам канал. Это оказалось концом.



В прошлом Александру II предсказывали, что именно восьмое покушение на его жизнь станет роковым. До этого на жизнь царя покушались уже шесть раз. Он смог пережить седьмое, но восьмое стало фатальным.



Мундир, в который был одет 1 марта 1881 года, в день своей гибели император Александр II. Ирония истории. Император был одет в мундир Лейб-гвардии саперного батальона и погиб от саперного средства - заряда ВВ...

Гибель императора стала потрясением для всей России. Уже на следующий день после смерти императора было решено установить на месте его гибели временную часовню. Александром III был объявлен конкурс на проект храма, который вобрал бы в себя черты русской архитектуры церквей XVII века.



Строительство Храма Воскресения Христова. Фото 1900-1906 г

Был выбран проект архитектора Альфреда Парланда и настоятеля Троицко-Сергиевой пустыни, архимандрита Игнатия (в миру И. В. Малышев). После трагической смерти императора отцу Игнатию во сне якобы явилась Богородица и показала основы будущего храма.

Строительство собора затянулось на 24 года. Оно было завершено только в 1907 году.



Император Николай II и Императрица в сопровождении свиты и роты Дворцовых гренадер идут с крестным ходом вдоль «Спаса на крови». Петербург. 1907 г.

Чтобы вода из канала не проходила под здание, для укрепления грунта не использовались сваи. Под всей площадью здания было сооружено бетонное основание. Чтобы построить колокольню на набережной был построен выступ шириной 8 метров. В соборе было проведено электричество, его помещение освещали церковь 1689 лампочек.



Спас-на-Крови. Фото 1910 г.

Собор не был рассчитан на массовое посещение. Это и повлияло на его внутреннее убранство, поражающее своей красотой. Мозаичная коллекция собора является одной из крупнейших в Европе. Более чем 7000 кв.м. пространства храма были украшены мозаичными фресками, созданными знаменитыми художниками Нестеровым и Васнецовым.



В соборе мы видим богатую коллекцию самоцветов, ювелирной эмали, цветных изразцов, выполненную лучшими мастерами. В качестве декоративного убранства интерьера собора использовались поделочные и полудрагоценные камни, которыми облицованы иконостас, стены и пол здания.



Самым значительным в храме, после алтаря, было место, где произошло покушение на императора Александра. Хорошо сохранились фрагменты решетки набережной, плит тротуара и даже булыжники мостовой, на которые упал, истекая кровью, император.

Над фрагментом булыжной мостовой была сооружена сень, особая конструкция, которая поддерживалась колоннами из серо-фиолетовой яшмы. На вершине сени, возвышался крест из топаза.



Спас-на-Крови. Фотограф С.М.Прокудин-Горский 1905-10 г.

Высота самого высокого купола храма – 81 метр. Это число символизирует год гибели царя. Купола покрыты позолоченными листами и разноцветной эмалью. От Михайловского сада собор Спас на Крови отделяет уникальная ограда. Исполнена она в 1903-1907 годах по проекту Альфреда Парланда.



Сразу после освящения храма Спаса-на-Крови стали появляться мистические легенды. Многие говорили, что иногда можно расслышать стоны убитого императора. А простой люд верил, что новый храм может уберечь от бед. Была даже своеобразная молитва-заговор:

Спас, Спас-на-Крови!
Спаси нас, спаси!
От дождя, от ножа,
От волка, от дурака,
От ночной мороки,
От кривой дороги…



Собор сильно пострадал в годы советской власти. Как и многие другие церкви города, вскоре после революции он был закрыт и долгое время использовался как склад.

Еще ходило поверье, что этот собор невозможно разрушить. Вскоре оно получило подтверждение. В 1938 году власти приняли решение взорвать храм Спаса-на-Крови, назвав его «объектом, который не имеет художественной и архитектурной ценности. В стенах были просверлены отверстия, туда уже заложили взрывчатку. Но началась Великая Отечественная война, поэтому все взрывники были в срочном порядке отправлены на фронт.

В блокаду в храме разместился морг, в котором находились замороженные тела ленинградцев, погибших от голода или от обстрелов. Но снаряды и бомбы чудесным образом пролетали мимо собора, как будто он и вправду был заговоренным.



После войны храм использовался для хранения декораций Малого Оперного театра. А в эпоху Хрущева «Спас-на-Крови» опять хотели уничтожить. На этот раз под предлогом начала строительства транспортной магистрали. И хотя в те времена в Ленинграде было взорвано примерно сто церквей, «заговоренный» храм остался невредимым.

Появились слухи, что этому помогла кровь погибших ленинградцев, пропитавшая все стены здания. А кое-кто уверен, что собор защищен от разрушения символами равносторонних крестов в круге, которые украшают кокошники окон. Якобы, это защитный знак, дошедший к нам из древности.



В 1970 году началась реставрация храма Спаса-на-Крови, были установлены леса. Но реставрация надолго затянулась, все привыкли к виду храма, окруженного лесами. А в середине 80-х пошли разговоры о пророчестве – якобы, советская власть продлится до тех пор, пока остаются леса вокруг Спаса-на-Крови. Сняли их как раз накануне путча в августе 1991 года.

Есть предание, что в храме находится икона, на которой, если пристально смотреть, проступают роковые для истории России даты: 1917, 1941, 1953, а также еще какие-то, пока нечеткие. Вполне возможно, что они относятся к будущим событиям, но пока никто не смог их расшифровать.



Источник

понедельник, 18 сентября 2017 г.

История России. Екатерина I - прачка на престоле





Марта Скавронская, прачка-иноземка, славившаяся своим легким поведением, стала женой Петра I. Что за подход нашла к государю хитрая женщина? Лишь ей одной был не страшен его гнев, лишь с ней одной ему было нескучно. Великий самодержец безумно любил свою вторую супругу, и даже короновал ее, что ранее на Руси было не принято…

Если так трудно определить, относился ли Петр к чему бы то ни было на свете — к церкви, религии, державе Российской — с подлинным человеческим уважением, то, быть может, легче ответить на вопрос, любил ли он кого-нибудь вообще? Увы, ответить на этот вопрос еще тяжелее.

Окружающих его сановников он презирал от всей души и не случайно так часто и так щедро поколачивал их своей знаменитой дубинкой. Презирая всю родовую знать своего времени, он находил особое злое удовольствие в том, чтобы на первые посты в государстве выдвигать кучеров, пирожников, лакеев. Но горе было не в отдельных людях, а во всем строе, и эта замена, в сущности, положения не меняла.

В 1722 году посол Кампредон в своем письме к кардиналу Дюбуа с отчаянием пишет, что без крупных денежных сумм для раздачи русским сановникам никаких государственных переговоров с Россией вести невозможно. Когда царь заявил однажды, что хочет повесить всех казнокрадов, его любимец Ягужинский ответил исторической фразой: «Стало быть, ваше величество хочет остаться без подданных».

Чем больше было глубокое презрение Петра к жадной толпе придворных, тем естественнее было думать, что весь жар своего сердца он отдаст женщинам, что подлинная человеческая любовь прояснит его хмурые и загадочные черты.

Но женщины — одной, определенной, единственной хотя бы на один день — Петр не знал в течение всей своей жизни. Он знал только женщин — огромную толпу, лишенную индивидуальности, представительниц женского пола, которых брал то силой, то за деньги, наспех, не обращая внимания на каждую в отдельности.

Современники, описывающие пребывание Петра в Берлине, указывают, что при царице находилось около 400 так называемых «дам». Наряду с представительницами родовитой русской знати здесь были немецкие служанки, исполнявшие обязанности горничных, прачек и кухарок. Почти все эти особы (говорит с изумлением летописец) держали в руках богато разряженных детей, и на вопрос, чьи это дети, отвечали, кланяясь в пояс: «Царь почтил меня».



Наиболее прочной привязанностью Петра была Екатерина. Прежняя жена, Евдокия Лопухина, была, как известно, отправлена в монастырь. Однако отношения с Екатериной так и остались убогими, какими-то примитивными.

За первое любовное свидание со своей будущей женой Петр заплатил Екатерине один дукат. Вообще же он расценивал женские объятия дешевле и не раз заявлял, что платить надо «по одной копейке за три объятия».

Екатерина, крестьянская дочь, рано оставшаяся сиротой, во время войны со Швецией в 1702 году оказалась беженкой. Ее бурная молодость после ряда приключений и скитаний привела ее к роли «солдатской женки» при русской армии. В то время она еще не носила имени Екатерины.

Первое известие о ней относится к ее пребыванию в семнадцатилетнем возрасте в Мариенбурге, в Лифляндии, в услужении у пастора Глюка. Здесь эта католичка перешла в лютеранство. Азбуке она не училась и даже впоследствии, оказавшись на престоле самодержавной императрицей, успела научиться только подписывать свое имя, да и то кое-как.

Юность Екатерины протекала исключительно бурно. От своего любовника унтер-офицера, бившего ее смертным боем, она перешла к случайно увидевшему ее в толпе солдат Шереметеву.

После новых и новых перемен она переходит к Меньшикову, в доме которого она была прачкой, «портомоей». Краткая благосклонность Меньшикова дала ей возможность принарядиться.

Здесь ее впервые увидел Петр. Хорошенькая женщина в кокетливом фартучке, стоявшая на подоконнике и протиравшая оконные стекла, заинтересовала царя.

Петр, как известно, был связан с Меньшиковым, как и позже с Ягужинским, и Лефортом, и многими другими, не скрываемыми им узами однополой любви. В первое время после того, как Петр увидел Екатерину и заплатил ей первый дукат из казначейства российского (впоследствии эта женщина обойдется России несравненно дороже), Петр и Меньшиков одновременно были ее любовниками.



Пётр I берёт у Меншикова Екатерину. Неизвестный художник, Егорьевский музей.

Эта деталь отнюдь не противоречит нравам, прочно установившимся вокруг Петра. Точно так же, как любовью Екатерины, Петр делился с Меньшиковым любовью и многих других фавориток тех дней — двух сестер девиц Арсеньевых, например, других тоже.

Уже и после того, как Екатерина стала пользоваться более серьезным вниманием Петра и перешла в его «женский терем», она живет там с целым рядом других «героинь», находящихся в том же, что и она, положении. Но Екатерина сумела привязать к себе Петра.

В 1708 году, когда Екатерина родила уже двух детей от Петра, он, уезжая из Москвы, оставляет Меньшикову записку: «Если что случится волею Божьей, выдать Екатерине Васильевне 3000 рублей». О возможности брака с ней, матерью его детей, он в те годы еще и не помышляет.

Но Екатерина умеет сделаться все более и более необходимой царю. С 1709 года она не покидает его, ездит с ним в Польшу, в Германию, находится с ним во время военного похода на Прут.

В 1711 году произошла известная история с Петром, когда русская армия на берегах молдавской реки была окружена турками и татарами и Петр, как мы уже видели, мог быть захвачен в плен.

Мы знаем также о том, каким образом Петру удалось выпутаться из этого положения, как Екатерине, при помощи генерала Шафирова, удалось добиться, чтобы Петр остался на свободе, как великий визирь, так и не разобравший (как будто), какой огромный козырь оказался в его руках в военной игре с Россией, взял взятку от Екатерины (по некоторым сведениям, не только драгоценностями, но и натурой тоже) и, махнув рукой, отпустил Петра с миром.

По всему, что мы знаем о характере Петра, трудно предположить, чтобы последовавшая в дальнейшем его женитьба на Екатерине была вызвана благодарностью за спасение. Верности и благодарности Петр не знал. Он всегда зависел от настроения данной минуты.

Все любимцы царя знали, что благосклонность, проявленная сегодня, ничуть не спасает от перспективы батогов, пыток, а то и смертной казни завтра. Вероятнее всего поэтому, что бывшая «портомоя» оказалась действительно незаменимым товарищем.



Пётр I и Екатерина, Дементий Шмаринов.

Эта «походная жена» не боялась никаких испытаний. Она вместе с Петром совершает походы, спит на земле, живет в палатке, делает верхом на лошади двойные и тройные перегоны, и Петр настолько привыкает к этому товарищу, что она становится незаменимой.

Она принесла Петру одиннадцать душ детей, но эта почти постоянная беременность не мешает ей неотлучно дежурить при царе и во время пьяных оргий, и во время походов. Почти все дети умирают уже в детстве, но Екатерина образа жизни не меняет.

Она не знает ревности и с ласковой улыбкой смотрит, как ее друг сердечный на ее глазах предается гнуснейшему разврату со встречными женщинами и мужчинами. По письмам Петра к Екатерине легко проследить, как эта изумительно энергичная женщина как бы врастает в его жизнь.

«Жду не дождусь, когда увижу тебя, — пишет ей царь в 1708 году. — Скушно без тебя, и некому за моим бельем присмотреть». Долгие годы она называла его «ваше величество», «царь-батюшка». Даже после того, как Петр обвенчался с ней, она остается далека от тона царицы и охотно вспоминает о своем «низком» происхождении.

Когда после Ништадского мира Петр посмеивается над женой по поводу ее лифляндского происхождения («Как договором постановлено всех пленных возвратить, то не знаю, что с тобой делать»), Екатерина целует ему руку и отвечает:

— Я ваша служанка, делайте со мной что хотите.

Быть царю приятной, полезной и необходимой — вот девиз, вот цель, какую с изумительной энергией преследует эта бывшая «солдатская женка». Она заботится не только об удобствах Петра, но и об удобствах его «метресок». Если Петру понравилась в Нарве некая горничная, то по приезде в Петербург, придя в покои Екатерины, он застанет эту девушку здесь. Царица позаботилась о том, чтобы угадать желание своего мужа.

Воистину изумительны энергия и самопожертвование этой постоянно беременной женщины, с ласковой улыбкой несущей все тяготы и походной жизни, и пьяных развлечений Петра.



Сергей Кириллов. Думы о России (Пётр Первый). 1984

После смерти Петра, когда Екатерина, заботами старого друга Меньшикова, неожиданно окажется самодержавной императрицей всея Руси, не останется и следа от ее былой энергии, силы воли, ласковости и приветливости. На троне окажется ленивая, развратная, злобная самка, ничем не отличавшаяся от Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и других «царствующих женщин», которых в изобилии знает многострадальный трон русский!

Петр женился в феврале 1712 года. Генерал-лейтенанту Ягужинскому было приказано приглашать гостей «на прежнее бракосочетание его величества». Именно это выражение было предписано царем, желавшим этим странным способом исправить положение, из-за которого роль фрейлин во время церемонии исполняли дочери «невесты» — Елизавета и Анна, трех и пяти лет.

Первый брак Петра с Евдокией Лопухиной не был расторгнут, и поэтому новое бракосочетание было, собственно говоря, незаконным. В дальнейшем это обстоятельство принесет много осложнений в вопросе о престолонаследии. Но теперь царская невеста пышно изукрашена.

«Платье на ней, — описывает графиня Браницкая, — куплено как будто на толкучке: оно все покрыто серебром, весь перед убран драгоценными камнями. Кроме двуглавого орла, усыпанного алмазами, вдоль отворотов ее платья нашита дюжина орденов и столько же образов святых. Когда она шла, можно было подумать, что идет навьюченный мул».

Графиня, конечно, по-дамски ехидничает, но Екатерина и вправду отнюдь не представляла собой образец изящества. Ее башмаки, доныне хранящиеся в музее Петергофа, в свое время дали повод графине Шуазель заявить, что «царица живет на широкую ногу».

И вот свадьба отпразднована. Как наладились отношения супругов? Петр называл Екатерину «матерью», «мудер». В письмах к ней он писал по-голландски, но русскими буквами. Переписка Петра и Екатерины полностью никогда напечатана не была ввиду совершенной невозможности опубликовать те циничные выражения, которыми полны письма не только царя, но и царицы тоже.



Екатерина I — российская императрица с 1721 года, с 1725 года как правящая государыня; вторая жена Петра I.

Любопытно, что Екатерина уже после свадьбы, не доверяя судьбе, «все время копит деньгу». Она ухищряется в добывании денег, берет крупные взятки за заступничество перед государем. Свои сбережения она, по совету и примеру Меньшикова, хранит в Амстердаме и Гамбурге.

Когда в 1718 году Екатерина за крупную сумму взялась спасти от виселицы князя Гагарина, обвинявшегося в громадных взятках во время пребывания генерал-губернатором Сибири, она часть полученной суммы уделила князю Волконскому, которому было поручено ведение следствия по делу. Но подкуп раскрылся. Волконский во время допроса попытался спасти свою жизнь ссылкой на то, что он не решился отвергнуть предложение царицы, а выдать царицу не мог, потому что боялся поссорить ее с царем.

— Дурак ты, — сказал на это царь. — Нас бы ты не поссорил, я бы только хорошенько жену проучил. Это я и теперь сделаю, а тебе, дураку, глядишь, виселица!

«Учил» Петр жену усердно. Он зверски бил ее, подвергал унизительным издевательствам в присутствии посторонних и даже во время пребывания за границей, но по-своему как будто все же крепко любил ее какой-то особой, мужичьей, полузвериной любовью.

Эстетика Петра отличается крайним своеобразием. В 1722 году саксонскому художнику Даненгауэру поручено было, например, сделать портрет одного из денщиков императора в совершенно голом виде.

Снисходительная любовь к жене ни в коей мере не изменяет обычных развлечений Петра. В воспоминаниях князя Голицына, например, описывается драка царя с садовником, который попытался граблями отогнать императора от своей жены.

Мужчины и женщины равно возбуждают чувственность Петра. Он до последней степени неразборчив, и потому ничуть не удивляют свидетельства, доказывающие, что он не только сам заболел сифилисом (виновницей была некая госпожа Чернышева, не только высеченная своим мужем по требованию Петра, но и привлеченная за это к ответственности), но еще и передал эту болезнь Екатерине.


суббота, 16 сентября 2017 г.

"Кто такой идиот?" Откуда пришли в русский язык "ругачие" слова



Идиот

Именно так именовали в древних демократических Афинах людей, которые отказывались от какого-либо участия в гражданском процессе, предпочитая вести тихую частную жизнь вдали от политики. Почему прозвище этих почтенных людей превратилось в ругательство, означающее крайнюю степень умственной скорбности? Потому что гордо не интересоваться политикой, которая каждую минуту может поставить твою жизнь с пяток на загривок, — это, безусловно, идиотизм чистой воды.

Безобразник

Человек, не чтивший священных образов, не творивший перед ними положенных поклонов и крестных знамений, не державший икон дома, считался личностью ненадежной задолго до патриарха Кирилла с компанией. «Какое безобразие!» — мрачно качали головами честные верующие, глядя в пустой красный угол. А так как до 1903 года за безобразие и вообще любое отпадение от церкви и отказ от церковных обрядов православному в Российской империи полагался церковный суд «вплоть до каторги», то безобразничать народ побаивался.

Бесшабашный

Пришло в русский язык прямиком из еврейских местечек. Бесшабашными, то есть не соблюдавшими шабат, субботу, правоверные иудеи с неодобрением называли молодежь, стремившуюся вести обычную светскую жизнь, не слишком церемонясь с древними заповедями.

Гад

Одно из древнейших праславянских слов. Гадами именовали живность, которая «не была ни птицей, ни рыбой, ни зверем, ни скотиной, ни насекомым». Змея, скажем, гад безусловный. Лягушка, в общем, тоже. Ящерица — несомненно. Осьминоги всякие и каракатицы — это, стало быть, гады морские. А человек, похожий на всех перечисленных животных одновременно, понятное дело, существо неприятное.

Мерзавец

Как жители северных стран, православные, да и многие европейцы вообще, держали тепло за нечто непременно хорошее, а холод — за что-то безусловно плохое. Поэтому мы говорим друг другу теплые слова и дарим горячие объятия, а холод во взгляде — явный знак неприязни к собеседнику. Выражение «постылый» обозначает неприятную нам личность, а если взять слова «мразь» или «мерзавец», то это уже будет то, что вызывает у окружающих страшное отвращение, так как оба эти слова происходят от «мороза», то есть крайней формы холода.

Негодяй

Как указывал знаменитый советский лингвист Сергей Наровчатов, слово «негодяй» стало употребляемым в современном значении примерно двести пятьдесят лет назад. Так называли молодых парней и мужиков, которые не подлежали призыву в армию, а посему не участвовали в рекрутских жребиях и не могли быть отданы в войска «помимо конкурса», — людей с различными физическими дефектами, а также единственных сыновей в семье. И если среди крепостных крестьян особых проблем с «негодяями» не было, так как управляющие всегда могли отправить слишком разгулявшегося хлопца на конюшню, то среди крестьян государственных негодяи славились буйным поведением, ибо, в отличие от «годяев», им ничто не грозило: община не могла повлиять на них угрозой сослать в солдатчину вне жребия, а полиции в селах тогда еще практически не водилось.

Оболтус

Олатинизированная форма глагола «болтаться». Будущие священнослужители и пастыри душ, изнывавшие за изучением кое-какой латыни в бурсах, имели привычку привязывать латинские окончания к привычным словам и общаться друг с другом на этом жаргоне.

Обормот

Это гость из немецкого языка. Произошел он от слова Übermut, обозначавшего шалуна, кривляку, хулигана. Принесли его нам немецкие бонны, исправно дефинировавшие так своих русских воспитанников.

Озорник

«Озорничать» и «разорять» — слова, между прочим, однокоренные. Озорниками у нас традиционно именовали грабителей, особливо тех, кто озорничал с кистенем на больших дорогах. Постепенно слово выместилось «разбойником» и превратилось в беззлобнейшее из ругательств.

Остолоп

Согласно фасмеровскому словарю, остолоп или остолоб — это человек, ведущий себя как столб, то есть тупо стоящий и ровно ничего не понимающий.

Охламон

«Охламон» появился на свет в самом начале 20-х годов XX века и использовался представителями возмущенной интеллигенции для презрительного описания новых хозяев жизни. Этот термин был состряпан из греческого слова «охлос» — «чернь» (и первые сорок лет своего существования он писался правильно — «охломон», но потом даже в словари попало написание «охламон»). Это было очень удобно и коварно: ругаешь какого-нибудь красноармейца в глаза «товарищем охломоном», а он только глазами моргает да под буденовкой чешет, ничего не понимаючи. Постепенно словцо распространилось в народе и стало обозначать неопрятного, неуклюжего и просто туповатого человека.

                   
                 


Пакостник

Славянский корень раkоst обозначал много чего — беду, несчастье, превратность судьбы и зло в самом широком смысле слова. А «пакостник», соответственно, изначально был страшным злодеем, но потом малость измельчал.

Паршивец

Раньше паршой называли не только болезнь, вызываемую грибком Trichophyton schoenleinii, но и вообще почти все кожные заболевания — как у людей, так и у животных. И «паршивцами», то есть испорченными, неприятными и заразными персонами, наши предки дразнили друг друга регулярно.

Поганец

Латинское слово pagan изначально обозначало просто сельского жителя глухой провинции, но с развитием христианства этим словом стали называть язычников и вообще нехристей всякого рода. Термин вошел во многие языки, в том числе и наш (в былинах, например, есть такой популярный персонаж, как Идолище Поганое, с коим русские витязи ведут героические сражения с переменным успехом). Поганая еда, поганое место, поганая девка — все это некогда были вполне конкретные термины, означавшие запретные для христиан радости жизни. Потом слово стало приобрело значения «плохой», «опасный», «непригодный».

Подлец

Если аристократов — панов и бояр — у славян родовые привилегии освобождали от любых налогов, то «подлый народ» — это был народ, подлежавший налогообложению, а «подлец» — человек, обязанный платить дань, подданный. Постепенно слово стало означать «низкий», «грубый». Так что все мы подлецы, кроме тех, кто умеет успешно скрываться от налоговой.

Проказник

Люди вообще любят обзывать друг друга всевозможными болезнями. У поляков, например, любимое ругательство — «Холера ясна!». Наши предки поругивали друг друга то «лишаем», то «чирьем», а «чума» и всевозможные производные от нее являются ругательствами почти во всех языках мира. И, естественно, проказа как страшнейшая и таинственнейшая болезнь древнего мира не осталась в стороне. «Сотворить проказу» некогда означало «совершить нечто поистине отвратительное и ужасное», а в определении «проказник» не было ничего умилительного и добродушного, потому что оно в том числе относилось и к самому настоящему прокаженному. Житель XVI века ничего бы не понял в салонных стихах поэтов века девятнадцатого, любивших воспеть в игривых строчках «очаровательных проказниц», — он все ждал бы, когда у этих проказниц по-отваливаются носы и пальцы.

Прохвост

Ни про какой хвост тут речи не идет. Это искаженное произношение немецкого слова «профос», а профосами со времен Петра Первого именовались военные лица, занимавшиеся работой с проштрафившимися солдатами, то есть те, кто сажал на гауптвахту, заковывал в кандалы и подвергал солдат телес­ным наказаниям. Особую ненависть «прохвосты» вызывали в военных поселениях, так что их профессия вскоре стала синонимом слов «подлец» и «мерзавец».

Сволочь

Сволочью раньше именовали то, что сволакивалось, соответственно, на свалку. То есть обычный мусор.

Стерва

Дамы, выступающие в телепрограммах с названиями типа «Хочу стать стервой!», наверное, редко открывают этимологический словарь. А зря. В противном случае они бы узнали, что славянское слово «стерва» означает труп животного, падаль, разложившуюся плоть. В современном языке это значение осталось в слове «стервятник», то есть трупоед.

Супостат

А это зловещее словечко означало всего лишь «стоящий против», то есть «противник», и изначально имело столь же нейт­ральный оттенок. Впрочем, «противник», как мы знаем, тоже разжился ругательным прилагательным «противный».

Тварь

Вообще-то с тем же успехом можно было бы именовать неприятную нам особу «креатурой» или «созданием», ибо все эти слова значат одно и то же: «кем-то сотворенное существо». С точки зрения христианина, все мы твари божьи — и люди, и кролики, и вирусы гепатита. Но в религиозных текстах так часто встречаются сочетания «тварь живая» и «тварь земная» при обозначении именно всякой живности, что слово «тварь» в обиходе стало обозначать непосредственно животное, скотину.

Ублюдок

Незаконнорожденный, как известно, появляется на свет в процессе блуда — так что как его еще нужно было называть? В конечном счете изначальный смысл термина, как водится, затуманился, и «ублюдками» без всякой задней мысли могли даже ругать своих наизаконнейших детишек их несдержанные на язык матушки.

Хам

Библейский персонаж Хам, невоспитанный сын Ноя, однажды застал отца пьяным и голым в шатре, после чего весело сообщил братьям: «А папан у нас того-с, нализамшись до такой степени, что портки потеряли-с». Братья Сим и Иафет были скучными ханжами. Они зашли в шатер к папе, пятясь задом, жмурясь и отворачиваясь, и как могли прикрыли родителя вслепую. Когда Ной протрезвел, он проклял Хама, пообещав, что все его потомство будет вечными слугами потомков Сима и Иафета. Этот миф еще долго служил оправданием всевозможных форм рабовладения у христиан: например, плантаторы американского Юга свято верили в то, что их чернокожие невольники как раз и есть потомки Хама, который был специально выкрашен Господом за хамское свое поведение в черный цвет.

Хмырь

Тут все просто: это существительное — близкий родственник слову «хмуриться». То есть «хмырь» — всего-навсего существо, пребывающее в мрачном расположении духа. У нас в редакции, например, их полным-полно.

Шантрапа

Когда набирали детей в труппы крепостных теат­ров, то те из них, на чьих ушах при рождении медведи исполнили цыганочку с выходом, получали ярлык «ne shantre pas», что означает «петь неспособные». После этого их распределяли в девичью, на конюшню, на скотный двор либо же отпускали с миром к родителям — при­учаться к сельскому труду. Но, видимо, смутное чувство обиды заставляло их запомнить, что быть шантрапой как-то несолидно.

Шваль

Швальные команды в обозах занимались тем, что подбирали павших лошадей и проводили с ними кое-какие живодерные работы. Назывались они так потому, что «шваль» по-французски означает именно «лошадь», но в русском слово закрепилось в значении только такой лошади, которая лежит в канаве, задрав к небу все четыре копыта.

Шаромыжник

«Мон шер ами!» («Дорогой друг мой!») — так обращались к смоленским крестьянам бредшие по заснеженной дороге французы, которые промышляли мелкими кражами и крупным попрошайничеством. «Мон шер ами, как у вас насчет ля курочка и лё каравай в обмен, скажем, на эту дивную кисточку для украшения панталон?»

Тата Олейник

понедельник, 11 сентября 2017 г.

Каменные цветы Фаберже






Когда речь заходит о Карле Фаберже, первым делом в памяти всплывают его удивительные шедевры – пасхальные яйца, прославившие этого мастера на весь мир. Но не менее прекрасны и другие его ювелирные изделия, изготовленные из различных самоцветов, особенно это касается удивительных по красоте и изяществу цветов, из которых он больше всего любил скромные полевые…


Для этих целей Фаберже использовал палитру самых разных минералов. Он первым, оценив многоцветье уральских, сибирских и кавказских самоцветов, начал с ними работать, научился менять их природный цвет, чтобы добиться требуемого оттенка, умел придавать любой цвет золоту, смело сочетал в своих изделиях благородные материалы и не очень. Великий мастер владел множеством секретов, разгадать которые ювелиры не могут до сих пор.



Карл Густавович Фаберже

Интерес к изготовлению цветов возник у Фаберже вскоре после того, как однажды в мастерскую принесли на реставрацию необыкновенной красоты букет хризантем, сделанный в Китае. Фаберже был восхищен работой китайских мастеров, загорелся идеей создать собственный «гербарий» и вскоре совместно со своими мастерами приступил к созданию каменных цветов.

В ювелирном доме Фаберже работали настоящие искусники, такие как Михаил Евлампиевич Перхин, Август Вильгельм Хольмстрем, Генрик Эммануил Вигстрем, Эрик Август Коллин, которые и прославили имя Фаберже на всю Европу.

В 1896 году купцы из Нижнего Новгорода преподнесли императрице Александре Федоровне в честь коронации необыкновенной красоты подарок – букетик лесных ландышей в золотой корзине, при этом цветы ландышей были сделаны из жемчуга и бриллиантов, а листья, совсем как живые, – из нефрита. Эта работа представляла собой копию украшения из дворца китайского императора.



Корзина с ландышами, Фирма Фаберже, мастер Август Хольстрем. 1896 г. Золото, серебро, нефрит, жемчуг, алмаз

Следует отметить, что чистое копирование Фаберже не приветствовал, он считал, что изделия каждого художника должны быть уникальными.

Стоимости изделий Фаберже не придавал особого значения, они могли быть оценены как в один рубль, так и в сто тысяч рублей, в зависимости от используемых материалов. А превыше всего Карл Фаберже ценил идею, художественную фантазию и мастерство ювелиров и камнерезов-виртуозов.

Не испытывал он особого благоговения и перед дорогими материалами. Если готовое изделие ему не нравилось, не было в нем того очарования, которое он хотел в итоге увидеть, Фаберже мог без сожаления разбить его.

Вазочки для цветов мастера дома Фаберже в основном делали из горного хрусталя с применением особой технологии. Благодаря его прозрачности создавалась иллюзия, что цветы стоят в сосудах с настоящей водой.

Одним из самых удивительных цветов, созданных Фаберже, является обыкновенный одуванчик, с золотым стебельком и нефритовыми листьями, который с 1995 года хранится в Оружейной палате Московского Кремля.



Одуванчик в вазочке. К.Фаберже, 1914-1917 гг. Оружейная палата

Глядя на этот одуванчик, создается полное ощущение того, что это хрупкое создание только что аккуратно сорвали и поставили в воду. А мастеру удалось остановить мгновение…

Самым удивительным в этом цветке является то, что на концах его серебряных тычинок совершенно непостижимым образом закреплен настоящий пух от одуванчиков. Мало того, сверху разбросаны еще мелкие бриллианты, которые при определенном освещении сверкают, подобно каплям росы.
Для экспертизы пуха вызывали даже ученых-биологов, и те достоверно установили, что он является настоящим, и возраст пуха соответствует дате создания этого шедевра – около ста лет. Каким образом Фаберже удалось закрепить невесомые пушинки и добиться их сохранности – совершенно непонятно…

Еще одно уникальное творение под названием «Анютины глазки», подобного которому нет в мире, было создано в 1904 году.



Анютины глазки. Фирма Фаберже, мастер Г. Вигстрем. Горный хрусталь, алмазы, стекло, кость, золото. Музеи М. Кремля

Внутри него скрыт особый миниатюрный механизм, который срабатывает при нажатии на крохотную кнопочку. Лепестки цветка раскрываются, и внутри него появляются портреты всех детей императорской семьи. Этот цветок Николай II преподнес своей супруге на десятилетнюю годовщину их свадьбы.

Мастера и дизайнеры дома Фаберже создали множество цветочных композиций из отдельных цветов и букетов, глядя на которые, невозможно поверить, что они сделаны из камня.

Давайте полюбуемся на эти удивительные цветы…





























Самая большая коллекция каменных цветов работы Фаберже находится сейчас в собственности английской королевы Елизаветы II, 26 работ из 80 изготовленных.

Основную часть коллекции собрала в свое время королева Британии Александра, приходящаяся сестрой русской императрице Марии Федоровне.