вторник, 14 июля 2015 г.

Русско-японская история любви. Удивительная, трогательная, необычная



О жизни Клавдии Новиковой написаны десятки газетных статей, несколько книг, сняты фильмы и даже поставлен спектакль. В Японии эта русская женщина стала символом любви и самопожертвования. Прожив с мужем 37 лет, она сама уговорила его вернуться на родину, к родным и первой супруге, которая ждала своего Ясабуро-сан более полувека.

Здесь удивительная история любви, которая произошла в эпоху тяжелых перемен.

                                                               ***

Клавдия и Ясабуро встретились в 1959 году. У обоих за спиной были тяжелые годы сталинских лагерей: она отсидела 7 лет за чужую растрату, он — 10 как японский шпион. Перед войной Ясабуро вместе с молодой женой покинул Японию и в поисках лучшей жизни перебрался в Корею. Там у него родились сын и дочь. Но, когда осенью 1945 года советские войска вошли в Корею, большинство японцев арестовали по подозрению в шпионаже против Советского Союза. Ясабуро дали 10 лет, которые он провел там же, где и Клавдия, под Магаданом. С тех пор своей семьи он больше не видел.

— Мы познакомились на Брянщине, где были на поселении. В начале 1960-х меня позвала знакомая переехать на Дальний Восток, в поселок Прогресс, и я уехала. Яша писал, что хочет быть со мной, а я отказывалась — боялась, и лишь близкой подруге призналась, что переписываюсь с бывшим военнопленным,— вспоминала потом Клавдия Леонидовна.



aphuuruguay

Ясабуро все же приехал. Они поженились и вместе прожили 37 лет. Он стал парикмахером, фотографировал, занимался иглоукалыванием. Вместе с русской женой выращивал помидоры и огурцы, завел козу и пчел. А вот детей им бог не дал.

Когда началась перестройка и железный занавес упал, одна из знакомых семьи рассказала о необычном жителе Прогресса своему родственнику из Приморья. Японские партнеры организовали поиски его родных. И нашли сначала брата, потом... жену и дочь.

Хисако преданно ждала своего мужа 51 год: вернулась на родину с дочерью, работала медсестрой и всю жизнь откладывала из своего скудного заработка деньги на строительство скромного домика.

Клавдия Леонидовна решила сама отправить мужа в Японию — она понимала, что здесь он долго не проживет, поскольку сильно болел, а там условия для стариков намного лучше. А его японская жена Хисако должна хотя бы перед смертью увидеть и обнять мужа. Клавдия сделала ему загранпаспорт и... развелась, иначе там, дома, он не мог бы претендовать на пенсию, имущество и наследство.

Ясабуро постоянно присылал ей небольшие подарки из Японии. В префектуре Таттори всем миром собирали деньги на поездку «бабы Клавы», и, когда она все же решилась приехать, стала там чуть ли не национальной героиней. Тогда же Клавдия впервые встретилась с японской женой своего Яши: они обнялись и расплакались — им даже не нужен был переводчик, чтобы понять друг друга.

Когда в Японии стало известно о смерти Клавдии Новиковой, в Прогресс пришло несколько писем, в том числе от самого Ясабуро. Он обращался к ней как к живой:


«Клавдия! Я узнал о том, что тебя не стало, и скорбь одолевает меня. Я пытался дозвониться до тебя 30 августа, в день моего 96-летия, но у меня ничего не получилось. Все сорок лет, что я прожил с тобой в России, ты всегда была рядом со мной, всегда поддерживала меня. Спасибо тебе за все... Я смог вернуться в Японию только благодаря твоим усилиям, и я безмерно признателен тебе за это. Вспоминаю, как мы даже изготовили гробы для двоих у тебя на родине. Если бы это было в моих силах, я бы хотел примчаться к тебе и прижать тебя к сердцу крепко-крепко... Но я бессилен...

Спи спокойно, дорогая Клавдия. Твой Ясабуро».


С сайта adme